Let’s travel together.

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

170

Правда ли, что все японцы трудоголики? И сколько нужно зарабатывать для жизни в Токио?

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

ФотоSean Pavone / Alamy

Уроженка России Ирина Яковлева с 2016 года живет в Йокогаме и ведет Telegram-канал о своей жизни. Она рассказала коллегам из НГС, как отличается отношение японцев к русским туристам и иммигрантам, развенчала популярные мифы об их образе жизни и поделилась своей историей поиска жилья и работы.

Язык

До переезда девушка успела освоить только базовые знания грамматики и в Японии дополнительно училась в языковой школе. Сейчас уровень языка Ирины — N2 при высшем уровне N1. Этого маловато, признает она, но сосредоточенно заниматься языком дальше у нее сейчас не хватает ни времени, ни сил.

— Про знание языка есть много смешных вещей, и одна из первых, с которой придется столкнуться — восторженное 日本語お上手です! («Ваш японский так хорош!») в ответ на ваше малейшее неловкое «аригато» с мясистым акцентом. Ирония ситуации в том, что ваш японский никто не похвалит, если он хорош — с вами просто продолжат разговаривать, и это логично, — говорит Ирина.

— Бывают совершенно дурацкие ситуации, когда сидящий рядом в метро дедуля скорее предположит, что ты не книжку читаешь, а неиронично любуешься иероглифами — «они ведь такие красивые». Но не все так плохо. Мы, например, общаемся с нашими соседями: кормим их пирожками, а они нам овощи приносят. И никаких «нихонго джезу» («хороший японский»). Но кроме японского редко кто знает какой-то другой язык, зато часто хотят покататься по Транссибу.

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

ФотоChristoph Rueegg / Alamy

Работа

Ирина — гейм-дизайнер. Поиск работы из-за рубежа и внутри Японии, по ее словам, — разные вещи. Для компаний обеспечить кого-то визой и привезти сложнее, чем найти внутри страны нужного человека с любой долгосрочной визой. Когда Ирина искала работу в Японии, набралась негативного опыта.

— Гейм-дизайнеры в Японии без очень сильного японского особенно не нужны, а я после полутора лет языковой школы не могла им похвастаться. Есть рекрутеры, которые специализируются на иностранцах и билингвах, но искать работу — всегда стресс, не столько из-за подготовки к собеседованиям, сколько в том числе из-за того, что рекрутеры, даже крупные и известные, приносят нерелевантные вакансии или информацию, — рассказала Ирина.

— Например, однажды собеседовалась в японскую «дочку» китайской игровой компании. Рекрутерское агентство передает, что они нанимают в штат, нужен английский и плюсом будет китайский, собеседование на английском — но, возможно, будут люди, по-английски не говорящие, так что будет переводчик. На собеседовании выяснилось, что берут по контракту, собеседование на японском, переводчика нет.

— Показала себя как могла, без подготовки, но критически важные ожидания в итоге не совпали, и от рекрутеров осадок остался. Ну а один раз мне рекрутер просто сказал, что с таким японским, как у меня, я ничего не найду. Было неприятно, но и я еще глубоко в процессе обучения была: с одной стороны, справедливо, а с другой — не слишком профессионально.

Сколько стоит переехать в Японию?

По мнению Ирины, чтобы комфортно жить в таком городе, как Токио, в Японии нужно на одного зарабатывать 4–6 миллионов йен в год (ориентировочно 2–3,5 миллиона рублей по курсу на 15 марта 2023 года), на двоих — 7–10 миллионов йен (4–5,7 миллионов рублей). Это доход до вычета налогов, при этом чем выше доход, тем выше подоходный налог.

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

ФотоBenny Marty / Alamy

Жилье и быт

Сейчас Ирина живет в Йокогаме, в префектуре Канагава.

— Кажется, что «ага, не Токио — значит, Замкадье», — говорит она. — А на самом деле в Японии граница между пристоличными городами достаточно сильно размыта, и все прилегающие к Токио префектуры сливаются в одну общую массу, в которой виднеется то башня, то труба мусоросжигательного завода, то огромный парк, то ряды высоток, то заводы.

Первое время они с мужем жили в крошечной квартирке три на три метра — это был лофт, где помещался только футон (спальное место-матрас, который сворачивают на день) и узкая кухня. Эту квартиру, объяснила Ирина, можно было удаленно снять из России.

После переезда нашли квартиру побольше: площадью 40 кв. м за 100 тысяч йен (сегодня примерно 57 тысяч рублей) в месяц без учета коммунальных платежей.

— Но найти жилье иностранцу на самом деле очень сложно: очень многие просто не рассматривают иностранцев вообще. А с котом так и вовсе почти невозможно — то есть, возможно, но крайне сложно, — говорит Ирина.

У японского жилья есть и свои особенности. Например, кухонные поверхности обычно ниже, чем хотелось бы; высокому европейцу придется нагибаться, входя в двери — японцы ниже ростом. Еще в Японии нет центрального отопления, и температуру в доме круглогодично помогают поддерживать кондиционеры. В домах также часто есть газ.

— Из бытовых неожиданностей: огромные прыгающие тараканы и оглушительные цикады летом, — рассказала Ирина. — Бывает, цикада садится прямо на сетку окна или дыры для проветривания дома (да, тут круглые такие дыры в домах, закрытые заглушкой) и всепроникающе стрекочет на весь дом.

Девушка признается, что до жизни в Японии у нее были несколько романтичные ожидания относительно технологий. Оказалось, в стране все еще в ходу факсы, отправить такое сообщение можно из любого комбини — convenient store, магазина у дома.

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

ФотоFantasticJapan / Alamy

Общество и стереотипы

По словам Ирины, японцы в целом отзывчивы и дружелюбны, но у каждого иммигранта в Японии свой опыт.

— Кто-то говорит, что их принимают и рады им, только пока они выполняют свою роль смешного иностранца, пытающегося имитировать высокодуховную уникальную японскую культуру. Кто-то сменил гражданство и рад. Кто-то не выходит из своего экспатского пузыря, а кто-то выходит и ощущает себя человеком без культурной идентичности, — объяснила она.

По опыту самой экс-сибирячки, японцы отзывчивы, если взаимодействовать с ними на равных, как японец: следовать инструкциям и для достижения желаемого ставить их в такое положение, когда отказ доставляет неудобство. Будучи туристом, заметила она, этого не прочувствовать: туристы всегда получают помощь и окружены улыбками и добром.

Частый вопрос, по наблюдениям Ирины — «Я слышал, у вас землетрясение было — все в порядке?» В Японии часто трясет, но, например, в Токио — не слишком сильно, при этом современные дома сейсмоустойчивы.

Один из самых распространившихся стереотипов — о японском трудоголизме — по словам Ирины, не совсем верен. Традиция засиживаться на работе действительно встречается, говорит она, но не от трудоголизма, а просто потому, что так принято. Но это постепенно уходит в прошлое: сама она на работе не засиживается, ее коллеги тоже не работают после конца рабочего дня. Впрочем, заметила она, это не значит, что нет компаний с плохими условиями работы — просто ее компания не такая.

— Что касается любования природой: здесь действительно есть чем любоваться круглый год. Но, например, романтизируемое ханами — любование сакурой — это на самом деле банальное выпивание на расстеленном синем брезенте. Цветение сакуры для этого в принципе не обязательно, — рассказала девушка. — Но дизайн японских парков действительно особенный и радует глаз.

Любование сакурой — это просто пикник с алкоголем в ближайшем парке: россиянка развеяла стереотипы о японцах

ФотоFantasticJapan / Alamy

Медицина и ковид

Медстраховка в Японии обязательна для всех, а ее стоимость зависит от дохода: от 1000 йен в месяц для малоимущих (около 570 рублей) до 30–50 тысяч йен для людей среднего достатка (17–28 тысяч рублей), для богатых людей — еще дороже.

— Страховка дает возможность оплатить только 30% от стоимости медицинских расходов. В случае дорогих процедур — например, сложных операций — есть система, когда траты имеют максимальную стоимость. То есть когда нужна дорогостоящая операция (например, 6 миллионов йен), то заплатить придется не 30% от этой стоимости, а согласно своему ежемесячному максимуму: для среднего дохода выйдет в районе 160 тысяч йен, — объяснила систему Ирина.

Страховка также покрывает не всю стоматологию: например, коронки на задние зубы поставят только металлические, за коронки в цвет зуба придется заплатить 70–80 тысяч йен. Зато скорая в Японии бесплатная и приезжает быстро. Правда, сами японцы шутят, что это, скорее, такси до больницы — возможностей у скорой мало.

По словам Ирины, японцы любили носить маски и до пандемии коронавируса: они дают чувство защищенности, а зимой так теплее. В пандемию число людей в масках, по субъективной оценке сибирячки, увеличилось с 50% до 98% — и больше не уменьшалось. Маски требовали носить даже на беговой дорожке в тренажерном зале: едва спустишь маску с кончика носа — подходит сотрудник и просит натянуть обратно, рассказала Ирина. Обязательным ношение масок в Японии перестало быть только 13 марта, и пока непонятно, как изменятся требования на местах.

— В больницах часто не принимают с температурой, но есть специализированные клиники, в которых можно забронировать время приема — и только тогда сделают ПЦР и проверят, коронавирусный ты или не очень. Как-то раз пришла с температурой, меня попросили выйти и снаружи объяснили, что нужно бронировать время по телефону. Говорю, мол, ну вот я пришла, стою буквально на крыльце клиники, девушки на телефоне звонки принимают в метре от входа — может, давайте сразу и забронируем? Нельзя, говорят, надо по телефону обязательно. Я позвонила, мне та же самая женщина и ответила, и обидно, что в этот раз коронавируса у меня и не было. Зато был через месяц, — вспомнила Ирина.

При этом, заметила она, все это время в Японии было достаточно сложно заразиться, и среди ее друзей все еще очень много тех, кто не переболел.

С начала пандемии Ирина работает удаленно. Это, конечно, сильно зависит и от компании, и от отдела: ключевые отделы, говорит она, в офис вернулись, а ее отдел пока находит отговорки. За три года сама Ирина успела перестроить свою жизнь и поселиться дальше от офиса, и призналась, что теперь не представляет, как сможет ездить в офис и работать там продуктивно.

Ассимиляция

За время жизни в Японии Ирина перестала спешить: поездки планирует на полгода вперед, встречи с друзьями — на месяц-два. Но ассимилироваться в Японии ей пока не удалось, и в целом эмиграция — большой стресс. У многих, по ее словам, развивается депрессия, браки распадаются, кто-то возвращается в свою страну — печальных историй много.

— Весь эмоциональный багаж и любые нерешенные проблемы, которые были внутри, легко вылезут на поверхность. В Японии нельзя положиться на то, что будут понимать английский, и если влетать исключительно с базовыми знаниями местного языка, будет тяжело еще и поэтому, — объяснила Ирина. — Хорошим подспорьем было ведение блога, поддержка и связь с друзьями. «Как завести друзей, когда тебе 30» становится реальной проблемой в эмиграции.

Реальные истории людей, которые начали жизнь с нуля в чужой стране, ищите на портале «Вокруг света» по тегу #эмиграция.

По материалам НГС.

Источник

Комментарии закрыты.